1. Полное имя.
Бурхардт фон Хайльберг.

2. Возраст.
60 лет.

3. Раса.
Человек.

4. Внешность.
Ричард Кайли
Аристократ - это видно сразу.  Взгляд светло-карих глаз обычно взирает на собеседников чуть снисходительно, с осознанием собственного превосходства. Разумеется, за исключением тех случаев, когда Бурхардту надо чего-либо получить от человека, с которым он общается. В этом случае он может смотреть на него и с крайним почтением, и даже с примесью восхищения.
Волосы - когда-то тёмные, а теперь посеребрённые сединой - всегда идеально подстрижены и причёсаны. Небольшая бородка кажется практически безупречной.  Руки, явно никогда не знавшие тяжёлой работы, выглядят ухоженными, с аккуратно подпиленными и отполированными ногтями.
Одевается с иголочки - дорогие костюмы, тонкие сорочки, неизменно начищенная элегантная обувь. Любит массивные золотые украшения - перстни на руках, булавки с бриллиантовыми головками, что можно воткнуть в небрежно повязанный шейный платок, запонки, которые есть шанс продемонстрировать, словно бы случайно приподняв рукав сюртука.
Голос - приятный баритон с лёгкой хрипотцой. Непринуждённые манеры светского человека. Свободная, обычно неторопливая походка.
Глядя на фон Хайльберга вряд ли кто-то усомнится, что это представитель высшей знати. И что деньги он не считает.

5. Социальный статус, профессия.
Младший брат князя.

6. Характер.
Бурхадт человек увлекающийся. При этом совершенно неважно, что - или кто - оказывается предметом его увлечения. Женщины, политика, новые идеи моментального обогащения... Он отдаётся этим увлечениям со всей страстью своей порывистой натуры. В подобные моменты он может забывать о сне и отдыхе, не вспоминать о необходимости пообедать и весьма убеждённо доказывать окружающим, что он безусловно прав.
Вспыльчив, но когда требуется хоть и с трудом, но удерживает свои чувства, не давая им воли.
Понятия нравственности и морали, религиозные постулаты он, бывает, весьма активно поддерживает. Правда, на словах. И в тех ситуациях, когда необходимо продемонстрировать порядочность и религиозность.
Азартен. По-своему - жесток. Если человек перебежал ему дорогу, постарается наказать, причём настолько изощрённо, насколько подскажет его фантазия. А фантазия у младшего брата нынешнего князя, надо сказать, богатая. Легко и без зазрения совести нарушит данное слово, предаст или подставит - особенно в том случае, если результат подобных действий будет служить интересам Бурхардта.  Впрочем, интриги любит в принципе. Красиво провёрнутую авантюру воспринимает как произведение искусства.
Не жаден, в том смысле, что деньги любит. Но расстается с ними легко, спуская на удовольствия.
Не равнодушен к красивым женщинам. Обычно предпочитает тех, кто значительно моложе самого фон Хайльберга. Прекрасно разбирается в винах и никогда не откажет себе в удовольствии открыть вечерком бутылочку-другую игристого. Или красного сухого.
Обладает безукоризненными светскими манерами.

7. Биография.
Он уже забыл о том, как выглядит Хайльберг. Не пытался вернуться сюда все эти годы - практически полвека. Не видел ни малейшего смысла. Что прежде Бурхардту было здесь ловить, когда княжеством управлял Маттиас, который родился всего лишь на пять лет раньше его самого?
На родине, в этом Богом забытом сонном мирке, что он и знал-то лишь по рассказам матери, не было тех возможностей, которые фон Хайльберг видел в столице не на каждом шагу. Возможностей, что звали за собой, кружили голову видимой доступностью, манили звоном золота и запретными удовольствиями.
Правда, порой ему снилось быстрое течение Шалой, старинные стены княжеского замка, запах ветра, что прилетал с гор. Однако сны эти лишь изредка наполняли душу светлой и почти нереальной грустью, успевавшей раствориться, словно запах дыма от затухающего костра, к тому времени, когда прислуга подавала завтрак.
Время - как вода, убегающая между пальцев. Дни мелькают, водоворот событий захлёстывает, но стоит оглянуться - и можно различить лишь основные вехи.
Университет в Митве. Отчаянные кутежи, науки, что приходилось кое-как, с грехом пополам, изучать. Девушка - её звали Элоиза - с невинной улыбкой и распутными глазами. Из-за этих зелёных глаз юный Бурхардт как-то, пропив полночи с приятелями, кинул в лицо перчатку её бывшему ухажёру, что всё пытался помириться с Элоизой. На дуэли тот промазал, а фон Хайльберг, как ни целился, только слегка задел противника - пуля прошла навылет, лишь испортила сюртук и порвала мышцы на правом плече. Дело удалось замять. Однако для Бурхардта случившееся имело важные последствия. Во-первых, уже на следующий день его зеленоглазая мечта отдалась ему на чердаке отцовского дома. Они встречались с Элоизой почти полгода, до тех пор, пока красотка ему в конец не осточертела. Но это оказалось не главным. Куда важнее было то, что фон Хайльберг понял - при необходимости он не струсит и не побоится пролить чужую кровь. Он ведь нажимал на курок с единственной целью - убить. И не думал о последствиях. Ну, а кроме того, до него дошло, что умирать так глупо сам он определённо не хочет. И что лучше добиваться своего методами пусть менее честными, зато более разумными.
Пышная свадьба. Украшенная цветами церковь. Белоснежное платье Цецилии. Он попросил её руки преимущественно из-за денег, нехватку которых чувствовал, кажется, всю свою жизнь. Конечно, веди себя Бурхардт поскромнее, он легко смог бы сводить концы с концами. Но ему нравилось жить на широкую ногу, пускать пыль в глаза окружающих. Впрочем, вышло так, что приданое он спустил очень быстро, но зато в лице Цецилии обрёл близкого человека. Она была красивой, никогда не осуждала мужа, поддерживала во всём и не обращала внимания на его измены. Так что, пожалуй, можно сказать, что в браке он был по-своему счастлив.
Обтянутый сукном стол. Шуршание карт. Звон золота. Необходимость в самом прямом, в самом буквальном смысле незаметно вытащить лишнего туза из накрахмаленного рукава сорочки. То, что выиграть по-крупному, соблюдая все правила, практически невозможно, он понял едва ли не со студенческих времён.
Победная улыбка, после того, как удастся сорвать банк.
Завистливые взгляды окружающих.
- Господин фон Хайльберг, - негромкий голос хозяина дома остановил Бурхардта, когда он слегка пьяный и определённо счастливый, шёл к своему экипажу. Мелкий мартовский дождь бил в лицо, прохладный воздух прогонял сонливость.
- Благодарю вас, господин фон Рихтер. Восхитительный приём. Определённо не зря ваш дом считается самым изысканным в столице...
- И в этом доме вас больше никогда не примут. Из уважения к вашей семье и лично к вашей матушке я сегодня промолчал. Хотя и откровенно не понял, как сын князя мог опуститься до того, чтобы стать шулером. Советую вам покинуть Митву, иначе о случившемся узнают все.
Положение спасло лишь то, что фон Рихтер - большой любитель конных прогулок - спустя пару дней столкнулся с грабителями. Кошелёк украли, а самого зарезали.
Жаркий летний воздух. Холодный озноб. Желание оглянуться, чтобы в очередной раз убедиться, что за ним никто не следит.
- Великая Приморская Империя всегда благодарит тех, кто оказывает ей помощь. - Высокий темноволосый человек правильно, совершенно без акцента говорил на митвском диалекте.
И как же хотелось очень не аристократично, как последний деревенский мужлан доходчиво объяснить ему, куда именно он может засунуть эту благодарность!
- Всё, как договаривались, - Бурхардт вытащил план, на котором схематично были изображены укрепления одного из южных городов, что первым встретил бы натиск Империи, реши она прорываться к северу.
- Как и договаривались, - подтвердил его собеседник, передавая княжескому сыну тяжёлый мешочек с золотыми монетами. - Вы штатский человек. Как вам удалось...
Фон Хайльберг не слишком вежливо его перебил:
- Какая вам разница? Я же выполнил ваши условия.
Не рассказывать же, в самом деле, что, дабы получить доступ в кабинет одного генерала, Бурхардту пришлось неделю обхаживать его жену?
Гружёный корабль, что отплывал на Макридские острова. Он должен был доставить туда оборудование для местных фабрик и вернуться со специями и шёлком. В это были вложены все полученные деньги. И мысленно фон Хайльберг уже подсчитывал барыши - предприятие выглядело определённо выгодным. И плевать на то, что дворянам считалось зазорным заниматься торговлей.
Он учёл всё. Не предусмотрел только того, что пираты с Барбарийского Архипелага на обратном пути пустят парусник ко дну.
Банки, векселя, счета... Большой дом, шикарный экипаж, породистые скакуны. Самые лучшие портные. Самые тонкие вина. И снова счета, требования оплатить долги. Кредиторы у порога. Всё это скапливалось, как снежный ком. И казалось, что уже ничего и не поделаешь, не сумеешь выбраться, захлебнёшься в накопившихся проблемах. Может, честный человек, не желая признавать себя банкротом, предпочёл бы застрелиться. Только вот Бурхардт не хотел отправляться на тот свет из-за подобной ерунды. Он лихорадочно искал выход - и, наконец, к нему пришла идея.
Родное княжество, пусть и было на взгляд столичного жителя глухой провинцией, всегда считалось процветающим. Он редко - очень редко - но всё-таки писал домой. И знал, что Маттиас теперь тяжело болен. Это значило, что между Бурхардтом и княжеским титулом стоял только мальчишка-племянник.
Как-то устранить эту помеху, и... Вот она - свобода! У кого, чёрт побери, поднимется рука посадить за долги князя?..
...Вроде бы, за плечами шесть десятков лет. Но трясясь в экипаже по узким разбитым дорогам, фон Хайльберг ловил себя на ощущении, что всё только начинается.

8. Собственность.
Заложенный дом в столице, экипаж, тройка лошадей. Куча долгов. Несколько чемоданов с дорогой одеждой.

9. Способности.
Университетское образование. Хорошие манеры. Умение неплохо стрелять и владеть холодным оружием.
Способный рассказчик.
Отлично держится в седле.  Разбирается в бумагах, имеет представление о существующих законах - и о том, как эти законы можно обойти.
Обладает каллиграфическим почерком.

10. Оплачивает ли «налог».
Нет. Только что вернулся из столицы.

Тайная информация
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.