Договор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Договор » Архив » 1 февраля 1835 года. Перелесок в верхнем течении Шалой.


1 февраля 1835 года. Перелесок в верхнем течении Шалой.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Дата: 1 февраля 1835 года.
Участники: Верена Марон, Риган Ррауш.
Возможно ли вмешательство другого игрока: как пойдет.)
Погода: идет снег, с гор дует ветер, -12.
Описание локации:

Шалая называется так не зря. Даже зимой, когда нет паводков и не тает снег в горах, делая ее шумной и бурливой, Шалая не замерзает до конца, хотя и покрывается тонкой корочкой льда. В верховьях, вскоре после того как река спускается с гор и минует луга, она течет по реденькому пролеску, где растут березы да осинки.

+1

2

Зима в Хайльберге была чудесной - искрящийся снег, метели, огромные сугробы. До этого знахарка с дочерью жили значительно южнее, и теперь маленькая Мелисса с восторгом наблюдала, как в некоторые сугробы даже взрослому человеку можно провалиться едва ли не по пояс. Она отмечала все - и широкие снегоступы, на которых уходили в лес охотники, и огромные меховые шубы, делавшие людей похожими на медведей, но больше всего ей нравилось наблюдать за мальчишками, которые катались на реке неподалеку от княжеского замка. Ремнями к ботинками крепили металлические полозья, их на забаву ребятне делал местный кузнец. Мелисса тут же потребовала себе такие же, но мама строго сказала, что она для такой забавы еще маленькая. Однако Мелисса была женщиной из рода Марон (пусть и маленькой), а они всегда старались добиться своего.
Когда мать была занята с пациентом и думала, что Мелисса играет наверху, она тихонечко собралась, стащила из кухни два широких ножа и побежала в сторону гор. Уж там-то ее не поймают за руку и не вернут матери сердобольные горожане. Мелисса добралась до небольшого леска, где ее уже было не очень видно, а лед на реке был на диво блестящий и гладкий, и начала привязывать к своим валенкам ножи. Однако ничего не получалось, лезвия не держались и соскальзывали. Мелисса даже всплакнула от обиды, но долго расстраиваться она не привыкла и, бросив ножи на берегу, решила попробовать покататься без коньков, как есть - на ногах. Получалось очень даже неплохо, ноги разъезжались, но девочке удавалось удержать равновесие. Она выкатилась на середину реки и тут заметила сквозь тонкий лед, что снизу к поверхности подплывают рыбы. Она тут же решила поймать одну и топнула ногой. Потом еще и еще. Мелисса была совсем маленькой и легкой, но беда заключалась в том, что в этом месте течение было достаточно сильным даже зимой, и река никогда не замерзала слишком сильно. Раздался треск, лед потемнел, пошел трещинами, и в один миг Мелисса оказалась в ледяной воде.

+1

3

Внешний вид: волосы превратились в сосульки, одета только в платье, которое местами прилипло к мокрой коже, на ногах тёплые сапоги.

Волчица бесшумно скользила среди деревьев, почти не проваливаясь в глубокий снег. Торопиться было некуда, но она любила быстрый бег и не отказывала себе в таком небольшом удовольствии. Тем более скоро ей предстояло обратиться в приличную человеческую девушку и чинно прогуливаться по улицам Хайльберга, не поднимая взгляда и старательно выдерживая мелкий шаг.
Заметив на своём пути сугроб, Риган на всей скорости врезалась в него – к счастью, снег не скрывал ничего крепкого вроде камня или недорубленного дерева – и вынырнула с другой стороны. Густая шерсть надёжно защищала её от холода, и Риган лишь встряхнулась всем телом, прежде чем бежать дальше. Вскоре её носа коснулись первые запахи цивилизации – дыма и рыбы, постоянно сопровождающие рыбаков. Волчица приближалась к реке. Кое-где вода не замёрзла, Риган слышала её плеск и треск льда, однако она знала, где лёд крепкий и реку можно спокойно перейти.
Она выскочила из леса, на мгновение замерла и втянула воздух носом. Рядом не было взрослых людей, но она отчётливо ощущала запах ребёнка. Волчица прижалась к земле, слившись с низким серым кустарником, и вскоре действительно увидела маленькую девочку, которая уверенно бежала по льду. Риган даже огляделась, но ни зрение, ни обоняние и слух не обнаружили поблизости никого из взрослых. Это было немного странно, человеческие дети редко оставались без присмотра родителей. Их опекали так, что Риган им немного сочувствовала – никакой свободы, всё детство сводилось к беготне вокруг дома, в лучшем случае с деревянными мечами и луками. А девочкам было и того хуже. Что это за жизнь такая, в которой сначала играешь в куклы, а, став постарше, изображаешь одну из них?
Убедившись, что других людей вокруг действительно нет, а девочка не обращала внимания ни на что, кроме скольжения по льду, Риган стряхнула со спины узел с вещами и перекинулась. Холода она практически не ощущала, даже стоя босыми ногами в снегу. Оборотни жили в таких суровых условиях, что пара минут на морозе не подорвала бы здоровье даже самого юного из них.
Риган успела натянуть только нижнюю рубашку, как вдруг услышала громкий треск льда и крик девчонки. На поверхности реки той уже не было. Вообще, Риган не было никакого дела до людских бед, к ним она относилась с изрядной долей презренья, но… это же был совсем маленький ребёнок, а смерть в ледяной реке – не самый лучший итог столь короткой жизни. Риган даже не заметила, когда именно побежала к полынье. В стопы неприятно врезались особенно острые куски льда, и она знала, что спустя пару секунд будет только хуже. Над поверхностью воды ребёнка уже не было видно. Риган, не приближаясь к самому тонкому льду, задержала дыхание и нырнула в воду. Нестерпимый мороз тысячью иголок впился в её тело, а течение попыталось унести её в сторону, но Риган была сильнее. Она увидела девочку и несколькими гребками оказалась рядом с ней. Веса ребёнка она почти не ощутил, только грести стало сложнее – против течения и одной рукой. Риган боролась с рекой, теряя дыхание и ощущая, как от холода немеет тело. Ей удалось вынырнуть, и она жадно вдохнула. Но на этом проблемы Риган не закончились. Девочка, кажется, была без сознания, и просто забросить её подальше от полыньи было опасно – вдруг лёд под ней вновь проломится? На второе погружение под воду Риган бы не хватило. Крепко прижимая к себе ребёнка, она пыталась выбраться на лёд, но тот ломался под её руками. Лишь спустя пару минут, полностью выдохнувшись и промёрзнув до костей, Риган вместе с девчонкой выбралась из воды. Она почти доползла до берега и рухнула в снег. Холода она уже не ощущала и потратила несколько секунд на отдых. Ну а после, на дрожащих ногах, добралась до своей одежды, стянула с девочки мокрые вещи и закутала её в свой тулуп. Сама Риган тоже сняла рубашку и попыталась вытереться платком. Волосы уже заиндевели, и она поскорее влезла в платье и сапоги. Стало значительно лучше, во всяком случае, в ней проснулось истовое желание поскорее добраться до тёплого дома и прижаться к очагу. Подняв девочку на руки, Риган побежала к городу.

+1

4

Когда дома есть маленький ребенок, за ним нужно постоянно присматривать, а если ребенок шустрый, самостоятельный и любопытный, то делать это нужно вдвойне. Но как все успеешь, если на тебе и скотина, и приготовление пищи, и все работы по дому, да еще и люди за помощью обращаются. Верена старалась держать дочь в поле зрения, но не привязывать же к ножке стола? Днем зашла соседка, чтобы поговорить о своем недужном сыне, следовало и успокоить ее, и приготовить лекарство, так что дочери Верена хватилась не сразу. И тут же обнаружила, что маленького тулупчика и валенок в сенцах нет - ушла на улицу. Однако у дома девочки тоже не было. Верена в наспех накинутом платке и дохе побежала по соседям. Только лишь один старик сказал, что видел как Мелисса шла в сторону гор.
Видел и не остановил! Ну что тут скажешь? Верена побежала к реке, надеясь, что далеко девочка уйти не смогла и даже не чувствуя, как при вдохе перехватывает горло от мороза.
Странную женщину она заметила на полдороге. Та бежала к городу в заледеневшем платье с покрытыми ледяной коркой волосами и прижимая к груди что-то, завернутое в тулуп. Больше по наитию Марон метнулась к ней наперерез и заглянула в меховой кулек.
- Мелли! Родная! Солнышко!
Девочка выглядела совершенно счастливой и здоровой, она отогрелась, щеки сияли румянцем.
- А я плавала! - объявила она матери. - С рыбками! Только ни одной не поймала!
Верена слушала это, холодея, и совсем не от мороза. Но тут она подняла глаза на женщину и тут же пришла в себя.
Она забрала дочь, спрятала ее себе под доху, тулуп вернула женщине и потянула ее за собой.
- Надевайте и побежали быстрее, мой дом рядом. Вы согреетесь, и я дам вам лекарство.

+1

5

Риган бежала всего пару минут, но уже ощущала, что ещё немного – и она просто упадёт в сугроб. Лёгкое тело девчонки стало неподъёмным, а ноги, казалось, превратились в две ледышки. Хотя кровь из порезов на них сочилась очень уверенно, невзирая на холод. Риган почти решилась перекинуться и добраться до окраины города в облике волчицы, как увидела, что навстречу ей бежит женщина. Она остановилась и без слов позволила той заглянуть в тулуп, которым был укутан ребёнок. К огромному счастью Риган, женщина узнала девочку – наверняка была её матерью. Завернувшись в возвращённый тулуп, она поспешила за женщиной. Её дом действительно оказался близко, но долгожданное тепло не принесло облегчение. Под кожей Риган как будто вспыхнул пожар – такой сильный, что ей на мгновение захотелось содрать с себя кожу. Однако она только стиснула зубы и опустилась на пол прямо возле печи. Пока женщина разбиралась со своей дочерью, она попыталась растереть ноги и заметила, что ладони у неё тоже в крови. Успела порезать об лёд. Впрочем, порезы для вервольфа были нестрашными, уже через день-два от них не останется ни следа.
Когда зубы Риган перестали отбивать чечётку, она разглядела, что оказалась в не совсем обычном доме. Здесь сильно пахло травами, но смесь запахов была в основном приятной и нос не раздражала. Засушенные травы висели и под потолком, и ближе к печи, на столе Риган разглядела ступку. Кажется, ей повезло оказаться в гостях у знахарки. Благо что именно у этой. В стае говорили, что в город приехала ещё одна знахарка, но лично её Риган пока не встречала.
Жизнь постепенно возвращалась к Риган, и она уже без болезненных покалываний пошевелила ногами. Будь она человеком, не факт, что отделалась бы так просто.
– Твоя дочь провалилась под лёд, – сообщила она знахарке в принципе очевидную вещь. Риган не была особенно общительной и не придумала, как лучше начать разговор. А начать же надо было. – Мне пришлось нырнуть за ней. Не отпускай её больше одну, – Риган помолчала секунду, подбирая вежливые слова для просьбы. – Одолжи мне своё платье. В мокром мне не дойти до дома.

+2

6

Верена ничего даже говорить не стала поначалу. Только пропустила незнакомку в дом и дала ей теплое одеяло. Она отнесла дочь в спальню, растерла ее целебным настоем, закутала и уложила в кровать, а потом торопливо спустилась к спасительнице.
- Спасибо тебе! Я за ней не уследила. Лиса слишком шустрая, а я живу одна, вот и упустила с глаз.
Она села рядом с Риган, осмотрела порезы, принесла бинты и заживляющую мазь.
- Конечно, я дам тебе во что переодеться, но сразу никуда не отпущу и не надейся! Тебе нужно согреться, выпить лекарство и немного поспать, а тем временем твой тулуп я просушу у огня, он тоже влажный.
Она заставила ее снять платье, принесла свое на смену, а затем обработала и перебинтовала ладони и ступни Риган. Ее влажные оттаявшие волосы, с которых тоже начала капать вода, она вытерла и закрутила в полотенце. Затем усадила Риган на широкую скамью у теплой печи, набросила на плечи одеяло и принесла горячий ароматный отвар.
- Вот, выпей.
Девушка была незнакома, и Верена предпочла представиться.
- Меня зовут Верена Марон, я местная знахарка. Не бойся, ничего плохого я тебе не дам. Выпьешь отвар и полезай на печь, поспи немного, а я пока обед приготовлю. После такого обязательно нужно хорошо и сытно поесть.

+1

7

Переодетая и отогревшаяся Риган почувствовала себя значительно лучше. О ней редко заботились, но сейчас она беспрекословно позволяла знахарке вытереть свои волосы и намазать порезы какой-то душисто пахнущей мазью, после которой руки сразу перестало щипать. Вот только предложение остаться в доме несколько напрягало. Хотя... вряд ли посетители знахарки будут заглядывать на печь и рассматривать незнакомую женщину. А спать в тёплом доме гораздо лучше, чем в сарае.
- Меня зовут Риган, - ответила она Верене, принимая у той кружку с отваром. Прежде чем отпить, она принюхалась, но не ощутила ничего подозрительного и только после этого сделала небольшой глоток. Отвар огненной рекой разлился по желудку, и Риган согрелась ещё сильнее, однако спать ей пока не хотелось - отголоски пережитого ещё будоражили кровь. - За девоч... э... Лису не благодари, нам с ней всего лишь очень повезло. Я чудом оказалась рядом в нужный момент, а течение было не слишком быстрым, и нас не унесло под толстый лёд.
На этих словах Риган поёжилась. Ей в принципе не хотелось умирать, но смерть в ледяной воде, когда лёгкие разрывает от нехватки воздуха, казалась просто ужасающей. Особенно сейчас.
- Ты же недавно в городе? - отвлекаясь от неприятных мыслей, спросила она у Верены. - Как тебе тут?
Риган всегда было интересно, как люди относятся к налогу, введённому вампирами. Она не могла поверить, что все они - полицейские, крестьяне, ремесленники, торговцы - воспринимают налог как нечто вполне терпимое и необходимое. Ну не могло живое разумное существо смиренно исполнять роль еды для почти иссохших трупов. Жаль, что абсолютное большинство людей не желало говорить об этом. Может быть, знахарка пока способна поделиться мыслями о налоге.

+1

8

Верена, будто догадавшаяся о сомнениях Риган, успокоила ее.
- На печи тебя никто не побеспокоит. В кухню посетители не заходят, я принимаю их в соседней комнате.
Поняв, что прямо сейчас Риган спать не хочет, Марон занялась приготовлением обеда и одновременно говорила.
- Как не благодарить? Не каждый бы бросился спасать девочку в ледяную воду. Я как представлю... - Марон на несколько секунд замерла, со страхом взглянув на Риган, а потом вновь занялась делом. - Я в Хайльберге около года. Конечно, у меня и знакомства тут появились, иногда могу соседок попросить присмотреть за Мелли, но ты ведь понимаешь - у каждой и своих детей довольно. Бабушка моя умерла, так что выкручиваюсь сама, помочь особо некому. А твое лицо мне незнакомо. Ты, наверное, с другого берега реки, там, где Вероника работает?
Она упомянула другую знахарку. С Вероникой Хорн они почти не встречались, Верена слышала, что если та бралась за лечение, то оно было успешным. Правда, говорили, что соглашалась та далеко не всегда и это для Верены казалось странным. Старая Ульме всегда твердо заявляла, что знахарь не может отказать в помощи.
После вопроса о городе она снова быстро глянула на Риган. Женщине было больше двадцати, значит, налог платит. Что ей скажешь? Марон уже привыкла к тому, что на самую страшную и животрепещущую тему здесь говорить не хотели. Она проговорила осторожно, выбирая слова.
- Я не была тут двенадцать лет, за это время мало что изменилось. Но я бы сказала, что Хайльберг... всегда отличался от других мест. Ты так не считаешь?

Отредактировано Верена Марон (14-02-2016 15:27:01)

+1


Вы здесь » Договор » Архив » 1 февраля 1835 года. Перелесок в верхнем течении Шалой.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC