Вверх страницы
Вниз страницы

Договор

Объявление

Приветствуем вас на форумной ролевой игре «Договор»!

Уважаемые игроки! Игра закрыта. Спасибо всем, кто принимал участие в ее создании и развитии.

Февраль 1835 года

Формально княжеством управляет князь Маттиас фон Хайльберг, однако он уже два года тяжело болен и не показывается на людях, все распоряжения от его имени и за его подписью передает супруга – княгиня Катарина. Однако на днях в Хайльберг прибыл брат Маттиаса Бурхардт, у которого свои планы на будущее княжества.


В ночь со 2-го на 3-е февраля был убит вампир из клана Артуша. Кто это сделал – неизвестно, подозревать можно и людей, и самого Горвица, которому тот выразил открытое неповиновение, и других вампиров. Поэтому Горвиц решается на неожиданный ход - поручает расследование человеку.


Читать дальше...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Договор » Архив » 6 февраля 1835 года. Шахта к северу от города


6 февраля 1835 года. Шахта к северу от города

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Дата: 6 февраля 1835 года.
Участники (по очередности постов):  Вергилий де Лакруа, Бурхардт фон Хайльберг
Возможно ли вмешательство другого игрока: по согласованию
Погода: Морозный зимний вечер.
Описание локации: Заметённый снегом вход в старую заброшенную штольню. Каменные уступы, низкие кусты. Холодный пронизывающий ветер.

0

2

Только слепой и глухой не знал о том, что почтенный князь тяжело болен. И, того и гляди, скоро преставится. Когда весть о том, что в город прибывает княжеский брат, а значит - претендент на бразды правления в том случае, если Костлявая придет за болеющим стариком, разлетелась по городу, Вергилий мимо ушей её не пропустил. Свежая, так сказать, кровь, и свежие взгляды, потенциальный правитель городка, с которым можно интересно потолковать... Нет, невозможно пройти мимо такой возможности завести полезные связи. Именно об этом думал Вергилий, когда вкладывал письмо в конверт и ставил печать, а затем привязывал свернутое послание к лапке Нарциссы.
"Достопочтенный Бурхардт фон Хайльберг! С приездом и добро пожаловать. Возможно, Вы - именно то, чего так не хватает этому сонному городу. Человек, имеющий свои, свежие взгляды, всегда притянет к себе внимание, но и сами не зевайте, ведь совсем рядом может оказаться тот, кто против. А может и тот, кто Вас поддержит. Я бы с радостью обсудил с Вами погоду за окном.
У стен есть уши, но я слышал, что северная шахта абсолютно глуха. Ходят слухи, что шестого числа будет сильная метель, а может и нет. Хотите проверить?
Пожалуйста, уничтожьте послание после прочтения и угостите моего гонца сыром.
Ваш вероятный друг, В.Л."

- Ты знаешь, что делать, милая, - чмокнув птицу в клюв, Вергилий выпустил её в окно заброшенной башни, в которой частенько любил ошиваться и любоваться видом. Проводив белую точку взглядом, вампир торопливо спустился в свой подвал.

Ему не нужны были лишние уши. Под предлогом заурядной конной прогулки (хотя кому это вообще интересно?), Вергилий двинулся в путь и вскоре был у входа в занесенную снегом шахту. Её зёв чернел, словно пасть голодного зверя не вызывая особого желания туда забираться. Но, по крайней мере, там не дуло. Вергилию надоело придерживать шляпу.
Время медленно тикало. И было ужасно интересно, придет ли отпрыск княжеского рода на "поболтать за жизнь", или решит, что письма написал какой-то сумасшедший? Хотя Нарцисса вернулась вполне довольная, значит, сыром её угостили. Это был определенно хороший знак.

Отредактировано Вергилий де Лакруа (28-02-2016 12:15:56)

+3

3

Внешний вид: Чёрный сюртук, чёрные брюки. Чёрный плащ. Круглая шапка из лисьего меха с длинным хвостом, свисающим сзади. Замшевые перчатки. Сапоги для верховой езды.

С собой: Хлыст, пистолет за поясом, нож за голенищем.

...Сразу после того, как Бурхардт прочёл письмо, оно полетело в камин. Инициалы, которыми его подписали, аристократу оказались неизвестны. Но его незнакомый пока что собеседник мог не делать приписки по поводу того, что послание следует уничтожить. Фон Хайльбрег и сам сообразил бы.
Впрочем, именно приписка и убедила дворянина, что это, вероятно, не провокация.
Первой - и вполне понятной - мыслью, была мысль о том, что ворону с конвертом на лапке подослала к нему Катарина, чтобы понять, насколько её деверь опасен. Клюнет на удочку - стало быть, его можно со спокойной душой убирать у шахты, списав это на очередное падение с коня. А если появится в её покоях, чтобы показать странную бумагу, стало быть, на подобного идиота и действительно не стоит обращать внимание.
Однако прожив в замке уже несколько дней, Бурхардт ни разу не встречал здесь столь экзотических птиц. Да и если бы записка осталась целой, это было бы выгодно тем, кто решился подставить представителя княжеского рода. Её всегда имелся бы шанс использовать против него, останься младший брат Маттиаса жив.
   ...Когда появилась птица, аристократ сидел за низким столиком в так называемой "Цветочной" спальне, где все стены были завешаны старыми натюрмортами, и пил вино, несколько бутылок которого уместились в багаж и были таким образом привезены из столицы. Открыть его предстояло ради особого случая.
   Особый случай заключался в том, что фон Хайльберг запутывался всё сильнее и сильнее. Он не сомневался, что самую крупную рыбку ловят в мутной воде. А вода в этом княжестве была, судя по всему, мутнее не придумаешь. Но вот как именно поступить, какой конкретно шаг окажется верным - на трезвую голову и не определить однозначно. Поэтому под местный сырок за первой бутылкой игристого была откупорена вторая. И когда возле приоткрытого окна - в покоях было жарко натоплено - появилась белая ворона, Бурхардт слегка присвистнул, решив, что выпитое сыграло с ним злую шутку.
   Между тем, птица оказалась вполне материальной. Он распечатал письмо, прочитал, взял с тарелки кусок овечьего сыра и протянул гонцу.
Затем перечитал написанное ещё раз. Наполнил бокал шипящим вином, отсалютовал вороне и выпил. Перехватил удивлённый взгляд Цецилии, что сидела в кресле, лениво перелистывая какую-то книгу. И только немного импульсивно махнул рукой, призывая жену не лезть в те дела, которые её не касаются.
   ...Метель пока что так и не началась. Впрочем, вполне вероятно, что сильный ветер, налетавший с гор, пригонит в скором времени тучи. И тогда непогоды не избежать. Вопрос "ехать - не ехать" не стоял в принципе. Бурхардт появился здесь для того, чтобы получить всё - власть, деньги, статус. И ради этого готов был рисковать. А риска он никогда не боялся.
Если это провокация - что ж, значит, расчёт не оправдался. Но если с ним действительно хочет встретиться тот, кого не сильно удовлетворяет нынешняя власть, значит, у фон Хайльберга есть возможность обрести влиятельного союзника.
Да, именно влиятельного, потому что простолюдины подобных посланий не пишут.
   Вороной иноходец - как и чёрный плащ всадника - даже в темноте контрастно выделялся на фоне снега. Из-за этого аристократ чувствовал себя не слишком спокойно. Он не мог отделаться от ощущения, что представляет собой чертовски удобную мишень. Слегка натянул поводья, приближаясь к шахте. Спешился, поправив на голове меховую шапку и готовясь в любой момент откинуть полу плаща, чтобы схватиться за пистолет. Сделав несколько шагов остановился у тёмного провала штольни. Снег скрипел под подошвами сапог.
Примерно такое же чувство может охватывать, когда ты повышаешь ставки, совершенно не будучи уверен, что твои карты сильнее, чем карты противника.

+3

4

Мелкие снежинки летели, подхваченные порывами холодного ветра, заставляя жмуриться стоящего возле входа в шахту коня. Животное необычной игреневой масти стояло спокойно, помахивая хвостом и пережевывая овес из торбы, повешенной на морду. А хозяина видно не было. Зато из шахты пробивался неяркий, едва видный огонек от масляной лампы, которую Вергилий предусмотрительно взял с собой. Всё же, он ехал на встречу с человеком, который слеп в темноте. Лампа стояла на старой, перевернутой шахтерской тележке, и дрожащий огонек тускло освещал заиндевевшие своды. Вергилий сидел на скошенной балке, покачивая ногой. Он не боялся, что господин Бурхардт приведет кого-то с собой. Люди в возрасте более продуманны, чем легкомысленная молодежь. Тем более человек из аристократии, варящийся в бульоне интриг и, наверняка, сам же в этот бульон подсыпающий специй. Он сначала всё разузнает и с разбегу портить о себе впечатление недоверием не станет. Если предположения Вергилия будут верны, человек придет один.
- С той поры, как он понял, где искать тепло, с той поры, как он понял, что его повело тропами мёртвых, тропами мёртвых, он стал другим...
Голос хрипловатый, но всё же за долгие столетия не потерявший какой-то своей бархатности негромко звучал в тишине, пожираемый завыванием ветра.
- Перестать быть собой, почти перестать быть... Так начинается путь и кончается нить - тропами мертвых, тропами мертвых, ты будешь прощен. Осенним листом упасть с высоты в никуда, весенним рождением вновь явиться сюда. Тропами мертвых, тропами мертвых, бездной подняться наверх. Как грязь - это просто смесь земли и воды, любовь - это тени прошлых, прошедших следы. Тропами мертвых, тропами мертвых, смертью свой путь завершив... Здравствуйте, господин фон Хайльберг.
Как только княжеский брат ступил в голодный зёв заброшенной шахты, Вергилий спрыгнул с балки, грациозно, словно кот, немедленно стряхивая воображаемую пылинку с плаща и улыбаясь совершенно невозмутимо и вполне дружелюбно. Цепкий взгляд разноцветных глаз скользнул по облику мужчины, мазнул на мгновение пространство за его спиной. Впрочем, вампир и так чувствовал, что посторонних здесь нет, и там, в вечерней темноте, лишь два теплых, живых пятна. Лошади, ведь не пешком же сюда прибыл достопочтенный аристократ.
Уже знакомая Бурхардту белая ворона чинно сидела на плече Вергилия, рассеивая любые сомнения и подтверждая, что перед ним именно тот, кто писал послание. Этот эксцентричный человек (человек ли?) в широкополой шляпе и длинном черном плаще, с вороной на плече и с тростью в руке. Бледный и разноглазый.
- Вергилий де Лакруа, к вашим услугам, - вампир стянул с ладони черную перчатку, протягивая затем руку для рукопожатия, - Очень рад, что вы таки выкроили минутку, и откликнулись на моё послание... Да, конечно, не обеденный зал с вином и прислугой, - Вергилий цокнул языком, обведя тростью пространство шахты, - Но, по крайней мере, у этих стен нет нежелательных ушей. А возможность сохранить маленькие секретики порой ценнее любого комфорта...
Он бархатисто рассмеялся, прищурив разноцветные глаза. Нарцисса тоже вставила своё веское "кар", дабы поучаствовать в разговоре. Красноватые глазки альбиноски пристально сверлили фон Хайльберга, словно птица ожидала, когда он персонально для неё вытащит из кармана головку отменного сыра.

Отредактировано Вергилий де Лакруа (29-02-2016 02:57:48)

+2

5

Отблески огня.
Бурхардт зябко поёжился, получше запахнув полы плаща, и осмотрелся, готовясь в любой момент выхватить пистолет.
Между тем, здравый смысл подсказывал, что если бы на него намеревались организовать нападение, определённо не стали бы так явно выдавать своё присутствие.
Поводья скакуна дворянин обмотал вокруг ветки чахлого деревца, что находилось неподалёку от входа в штольню, отметив про себя присутствие рядом ещё одной лошади.
Одной.
Стало быть, скорее всего, тот, кто написал ему послание, тоже приехал без сопровождения.
С неба всё-таки начал падать снег. Не снимая перчатки, фон Хайльберг смахнул его с лица и неторопливо - а что толку спешить теперь? - направился в сторону шахты.
   ...От хрипловатого голоса, звучавшего под её сводами  - как и от слов, что произносил человек, сидевший на балке - душу охватывал непонятый, почти мистический ужас. Пробегал по коже липким ознобом, мешая сосредоточиться и, наконец, понять, во что Бурхардт ввязался, приняв это приглашение.
Хлыст, висевший на запястье левой руки, извиваясь, будто змея, щёлкнул по голенищу сапога. По крупному счёту, лишь это стало внешним проявлением тревоги.
Он приблизился к незнакомцу - тот как раз поднялся с балки - тоже стянул перчатку и пожал прохладную ладонь. Впрочем, в такую погоду и у самого фон Хайльберга руки казались не слишком горячими.  Да и незнакомцем того, кто отправил аристократу послание с белой вороной, назвать теперь можно было только с очень большой натяжкой. Инициалы, которыми тот подписал письмо, что уже сгорело в пламени камина, стали теперь полным именем.
- Я не мог не откликнуться. Вы определённо меня заинтриговали, господин де Лакруа, - он заставил себя улыбнуться - сдержанно, по-светски учтиво. Даже слегка наклонил голову в знак приветствия. Единственно, взгляд от собеседника  не мог отвести, как ни пытался. Поначалу младшему брату князя не удавалось осознать, что же такого странного присутствует во внешности этого человека. И лишь спустя мгновение-другое он понял, что виной всему разноцветные глаза, которые не могут не приковывать к себе внимание.
- Да и гонец ваш был весьма убедителен, - он взглянул на ворону и хотел было уже протянуть руку, чтобы потрепать её по белым перьям, но не решился. Отчего-то показалось, что, общаясь с этим существом столь вольно, можно остаться без пальцев.
Как говорят в народе, чем дальше в лес, тем больше дров. В том смысле, что чем дольше Бурхардт оставался в этом городе, тем  лучше он узнавал места, которые когда-то считал своей родиной, совершенно не представляя, что тут творится на самом деле.
- Впрочем, если серьёзно, вы совершенно правы. Безопасность важнее комфорта.  И я готов выслушать всё, что вы можете мне сказать, - фон Хайльберг непроизвольно оглянулся, желая убедиться, что они действительно находятся тут одни. Но за его спиной лишь зиял темнотой выход из штольни. Ни намёка на движение, ни малейшего признака постороннего присутствия. - Хотя пока я смутно могу представить себе, что может нас связывать.

Отредактировано Бурхардт фон Хайльберг (01-03-2016 00:28:11)

+2

6

- Пока что - ничего, - Вергилий невозмутимо улыбнулся, пробегаясь пальцами по грудке вороны, отчего та довольно зажмурилась, а потом принялась деловито вытаскивать иссиня-черные пряди хозяйских волос из собранного "хвоста", - Но судьба такая непредсказуемая штука, что иногда подружиться могут даже питон с верблюдом.
Вампир тихо рассмеялся, заведя руки за спину и покачиваясь, перенося вес с пятки на носок, и при этом совершенно беззастенчиво рассматривая своего собеседника. Правила хорошего тона для древнего были не писаны. Он хотел получше разглядеть того, с кем собирался иметь дело, и не отказывал себе в этом.
- Князю в последнее время нездоровится, не правда ли? - протянул Вергилий, наклонив голову к плечу, - Как знать, быть может он в скором времени уйдет от нас тропами мертвых. А эти тропы лежат мимо замка и привилегий. Я не стану ходить вокруг да около, господин фон Хайльберг. После смерти вашего брата, вы - наследник. И всё станет вашим, не так ли? Я люблю перемены. Без перемен - нет жизни. А еще больше я люблю, если перемены случаются при моем непосредственном участии... И я подумал, мой дорогой друг, что небольшая поддержка, так сказать, со стороны - вам не помешает... Потому что простой люд перемен не любит, уж поверьте. Все эти крестьянские овечки, они привыкают к чему-то одному и всё, что выбивается из их привычной картины - пугает их и вызывает отторжение. Один в поле не воин... Согласны?
Иногда де Лакруа обожал бродить вокруг да около, городя заборы из витиеватых мыслей и загадок. А иногда  говорил вот прямо так, без лишних церемоний, сразу же то, что хотел. Тут трудно было угадать, по какому принципу Вергилий выбирает стиль повествования. Скорее всего, следуя указанию свой левой пятки.
- Вы спросите - а что могу предложить я? И это будет справедливый вопрос, - вампир степенно кивнул, - Скажем так... Свой бесценный опыт. По моей красоте не скажешь, но лет мне уже очень и очень много. Я участвовал в стольких событиях, что вам и не снилось... И представьте себе, я предлагаю свой опыт вам в помощь. Ибо пути к власти всегда трудны и усеяны терниями... Per aspera ad astra, как говорится, - он вновь улыбнулся, невзначай блеснув кончиками клыков. Так точно будет понятно, что насчет немалого возраста - ничуть не шутка... И иметь в союзниках старого вампира, почему бы и нет? Впрочем, решать это было, конечно, самому Бурхардту. Как раз Лакруа замолчал, дав время осмыслить информацию.

+3

7

- Официально прямой наследник Маттиаса - мой племянник. Но он пока что находится далеко отсюда. Да и явно не представляет себе... - Бурхардт на миг замолчал. Щёлкнул пальцами, подыскивая нужное слово. - Не представляет себе, с чем столкнётся, стоит ему вернуться домой. Потому что иначе, насколько я понимаю, его никто не выпустил бы из княжества.
Сомнений в том, что его собеседник не является простым смертным - как и женщина, которую фон Хайльберг встретил неподалёку от берега Шалой двое суток назад - уже не оставалось. Достаточно было взглянуть на его улыбку, чтобы полностью поверить в услышанное - наверняка де Лакруа и впрямь обладал большим опытом. И самое главное - возможностями, недоступными обычным людям.
- Я уже успел убедиться, что обыватели здесь в большинстве случаев весьма консервативны.
Вергилий перешёл прямо к делу - это не могло не радовать. Конечно, дворянин уже успел свыкнуться с мыслью, что в этом городе обитают вампиры. И что именно они представляют ту власть, которую необходимо, так или иначе, брать в расчёт - или идти на конфликт, выиграть который теперь вряд ли было дворянину под силу, или пытаться наладить контакт. Третьего варианта попросту не было.
Но всё-таки, даже приняв существующее положение вещей, он с большим трудом выдавал бы теперь обычные светские любезности, если бы вдруг новый знакомый задумал ходить вокруг да около. Более того, раз тот назначил встречу в подобном месте - ни один здравомыслящий человек сюда ночью точно не сунется - стало быть, действительно заинтересован в том, чтобы беседа их не стала достоянием общественности. И это служило лишним подтверждением того, что происходящее не является провокацией.
- Поэтому, не скрою, предложение ваше выглядит весьма заманчивым.
Бурхардт не чувствовал ни малейшей неловкости под взглядом вампира. В конце концов, не удивительно, что каждый хочет получше изучить потенциального союзника. И пусть первое впечатление бывает обманчивым, всё-таки  по внешнему виду человека можно немало о нём узнать. Впрочем, пусть даже аристократ не испытывал страха, находясь рядом с одним из тех, кого при королевском дворе традиционно считали нечистью, полностью избавиться от тревоги у него не получалось. Можно сколь угодно раз повторять про себя, что де Лакруа никакого смысла на него нападать сейчас. К чему тогда все эти разговоры? Фон Хайльбрега при желании легко можно было бы подкараулить на пути к штольне.
Всё так. Но порой никакие доводы разума не могут заставить тебя стать совершенно спокойным, унять стремительный галоп сердца.
- И, что совсем неудивительно, я готов с радостью его принять. Единственно, мне хотелось бы уточнить два момента. Чего именно вы ждёте от меня? Уверен, что перемены, о которых вы говорите, должны каким-то образом служить и вашим интересам. Ну, а кроме того... - Бурхардт задумчиво рассматривал птицу, - я должен знать, представляете вы исключительно себя или всех, скажем так, обитателей вашего замка.
Всё до странности - до нереальности - просто. Уже второй раз за последние дни младший брат Маттиаса вслух признавался в том, что хочет захватить княжеский титул. Никто не знает, как поведут себя Катарина со своим телохранителем, если до них дойдут слухи о планах недавно приехавшего родственника. Но тут уж делать нечего. Если стремишься сорвать банк, то и ставки должны быть крупными.

+1


Вы здесь » Договор » Архив » 6 февраля 1835 года. Шахта к северу от города


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC